Ежедневные Новости
Владивостока
65,81 ↑ USD
75,32 ↓ EUR
94,94 ↑ 10 CNY
21 октября
Воскресенье

Общество

"Великолепная семерка" в древнеримских декорациях

"Центурион": Маскулинное кино, буйно замешенное на разрушении, смерти и забвении

Егор Лем

год - 2010

страна - Великобритания

слоган - "Сражайся или умри"

режиссер - Нил Маршалл

сценарий - Нил Маршалл

продюсеры - Кристиан Колсон, Роберт Джонс, Ивана Маккиннон

оператор - Сэм МакКерди

композитор - Илан Эшкери

жанр - боевик, триллер, драма, приключения, военный, история

сборы в мире - $662 966

сборы в России - $325 378

сюжет

Действие разворачивается в 117 году нашей эры. Главный герой - Квинтус Диас - единственный человек, уцелевший после налета пиктов на пограничную римскую крепость. Вместе с легендарным Девятым легионом он отправляется на север, чтобы стереть с лица земли пиктов и уничтожить их предводителя, Горлакона.

Воскрешенный Ридли Скоттом пеплум недолго пребывал в добром здравии. После провального "Царства небесного" жанр снова оказался в стагнации. Перекочевавший в категорию твердых "бэх" пеплум неожиданно получил новое дыхание от еще одного англичанина Нила Маршалла. Британец схватил анемичное костюмное кино за грудки, надавал мощных оплеух и вырвал из тягучего болота трэша.

Отказавшись от загнивающего наследства большого стиля, Маршалл намеренно сделал ставку на минимализм, натуралистичность и физиологизм. На экране у британца с хрустом вонзаются в глотки ножи, отрубаются головы, а бутафорская кровь красными всполохами брызжет во все стороны, неровными мазками покрывая лица тех, кто еще остался в живых. Красивая замедленная музыка убыстряется в такт коротким схваткам и рубкам, ритм которых синхронизируется с резкими вдохом и выдохом. Годы правления императора Адриана. Римляне безуспешно воюют в Британии, где окопалось племя жестоких пиктов. В сердце вражеских территорий направляется знаменитый и беспощадный Девятый легион. Вырваться из адского горнила удастся далеко не всем.

Если "Центурион" в чем-то и схож с оскароносным фильмом Скотта-старшего, то только периодически валящим в кадре белым снегом и темой отверженности главных персонажей. В остальном "Центурион" самостоятельное кино, которое язык не поворачивается назвать бюджетной версией "Гладиатора". Еще бы, злое, жестокое и сумасшедшее действо Маршалла за такие необдуманные слова вырежет не только язык, но и сердце с почками в придачу. Четвертую картину британца можно причислить к пеплуму так же, как и "Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса" Эндрю Доминика к вестернам. "Центурион" числится в жанре историческом кино формально, ввиду соответствующего фона и римских легионеров, дерущихся против пиктов. Маршалл в трех предыдущих лентах исследовавший извилистые рельефы людских отношений на фоне внешнего апокалипсиса (вервольфы, подземные нетопыри и целая банда каннибалов под предводительством Игги Попа лишь прекрасный выпуклый фон для разборок настоящих тварей) и на этот раз не отказался от излюбленной темы. Через "Центурион" британец высказывается об извечном противостоянии человека и природы и энтропии, безжалостно размалывающей в прах даже великих, напророчивших себе долгие лета.

Интернациональный отряд из семерых смелых, выживших после грандиозной мясорубки и пробирающихся через заснеженные горы и древние леса в сторону своих представляет собой прекрасный срез общества. Следующие за ними по пятам безмолвные пикты воплощают собой образ неумолимой природы, бесцеремонно выталкивающей наружу истинное человеческое естество, как выпотрошенное и окровавленное нутро оленя. Кто герой, кто предатель, а кто обычный середняк.

Сценарий нехотя пропускает скупые шутки, дозировано цедя спокойствие и надежду во время небольших привалов и подготовкой перед битвой. "Центурион", поигрывая мускулами, вообще немногословен в моменты собранности, а когда наступает короткий миг схватки, внезапно ощеряется и бросается в бой очертя голову. Именно в такие моменты, когда пленка молниеносно режется неровными монтажными склейками на жизнь и смерть, творение Маршалла легко переигрывает на чужом поле гомоэротично-статичные в своем самолюбовании "300" и полного неумеренной бравады "Гладиатора". Спокойный и уверенный в своей самурайской собранности "Центурион" вспыхивает и гаснет, озаряя пепельный фон времени, когда герои и боги полностью исчезли с лица земли. На их месте остались усталые и молчаливые мужчины, по чьим рельефным телам не успевает красиво струиться пот, быстро запекаясь и засыхая на хладеющих трупах. Маршалл бесцеремонно, на счет раз, дегероизирует жанр, отправив великолепную семерку на свалку времени. Без красивой поминальной песни и прогулок по колосящемуся полю. Засыпав легонько снежком небытия.

Именно тема исторической несправедливости уверенными ростками пробивается сквозь канву рассказа о настоящих мужиках в условиях дикой природы. Римская империя, построенная на заговорах, обманах и предательстве и разбрасывающаяся человеческим материалом, плотно скрепляющим государство по линиям разлома, приговаривается Маршаллом к постепенному исчезновению. Государства, истребляющие свой генофонд, обречены на распыление. Проводя линию перегрева и угасания пассионарного потока, англичанин последовательно нанизывает на веревку, словно сушеные грибы, застывшие навечно в камнях величественные державы. Вот-вот и свое законное место займет Британия, на которую Маршалл намекает неоднородностью солдатского отряда, иносказательно сулящего расплату надменным англичанам за былое имперское величие. Британец просто вытащил из стены один кирпич, но сделал это с легкостью, ведь опору раскачали еще задолго до него. Горстка муравьев рано или поздно уничтожит грозного скорпиона.


Наверх