Ежедневные Новости
Владивостока
65,81 ↑ USD
75,32 ↓ EUR
94,94 ↑ 10 CNY
21 октября
Воскресенье

Общество

Кто охотник, а кто жертва?

"Хищники": Жанровый китч на голливудской почве

Егор Лем

год - 2010

страна - США

слоган - "Fear is Reborn"

режиссер - Нимрод Антал

сценарий - Алекс Литвак, Майкл Финч, Джим Томас, Роберт Родригес

продюсеры - Элизабет Авеллан, Джон Дэвис, Роберт Родригес

оператор - Гила Падос

композитор - Джон Дебни

жанр - фантастика, боевик, триллер, приключения

бюджет - $40 000 000

сюжет

На планете Хищников людям не место. Но если вы туда попали, будьте готовы пережить такой ужас, о каком вы никогда не слышали…

Режиссер Джон МакТирнан, мучавшийся в 1987 году во время съемок своей нетленки от тропической жары и несносного характера будущего губернатора солнечного штата Калифорния, вряд ли догадывался о дальнейшем ходе кинокарьеры космического охотника с дредами а-ля Боб Марли, освежевывающего американских наемников и со вкусом орнаментирующего их скелетами свое логово. Похождения Хищника в джунглях изрядно подпортил невнятный городской сиквел. Взращенный на грайндхаусе мексиканец Роберт Родригес, только прославившийся безбашенным Марьяччи, в середине 90-х написал сценарий продолжения, но воплощать проект в жизнь не спешил, словно понимая, что нужный момент еще не настал. Вышедшие в нулевые друг за другом межвидовые файтинги с участием двух культовых персонажей чуть было не поставили жирный крест на творении МакТирнана и доказали правоту Родригеса.

Поднаторевший в режиссуре и продюсировании, вставший во главе собственной студии "Troublemaker" поклонник трэша и невыросший ребенок спихнул сценарий своему подопечному Нимроду Анталу, до этого баловавшемуся необязательными жанровыми безделушками вроде "Вакансии на жертву" и "Инкассатора". Если первый "Хищник" был мясным олдскульным боевиком, в плане драматургии работавший по принципу "бей-беги" и обладавший слабыми ростками антивоенного пафоса, то картина Антала, во много благодаря не по-голливудски злому сценарию Родригеса, обретает неожиданную для крошилова глубину. Интернациональный отряд головорезов попадает на планету Хищников, на которой космические охотники раз в сезон устраивают межгалактический пикник с разделками туш.

Уведя историю в сторону от тупой бойни, Родригес взамен ломает пару стереотипов и размышляет об изменчивой природе в рамках летнего блокбастера. Вместо мясных машин, типа Шварценеггера или Сигала, мексиканец представляет публике новую генерацию героя – целеустремленного и безжалостного охотника за удачей, предпочитающего выживать благодаря своей голове и непробиваемому цинизму. Пускай этот герой обладает интеллигентным лицом актера Эдриана Броуди, но времена бронебойных машин безвозвратно прошли, и старые развалины годятся теперь лишь как объекты для пародии (см. новый фильм Родригеса "Мачете"). Меняется и контекст – время диктует свои законы, и местами "Хищники" смотрятся как ответвления от основного сюжета сериалов типа "Лост" или "4400", бессовестно подпитываясь от них удачно апробированными сюжетными ходами и визуальными решениями. Занятная игра в вычисление "кто из персонажей умрет следующим", в силу своей предсказуемости также отходит на второй план, как и сами титульные хищники.

Космические твари, предусмотрительно эксгумированные Родригесом, служат лишь прикладным инструментом для обозначения основной цели повествования. Заботливо разбросав по картине отсылки к классической ленте в дань уважения, а кое-где жирным шрифтом подчеркнув самые удачные находки оригинала, Родригес напару с Анталом делает настоящее качественное развлекательное кино. При этом мексиканец, отвлекающий красивостями партнеров-боссов из "Двадцатого века Фокс", чувствует себя вполне уютно рядом с гигантом и как гуру трэша Роджер Корман, параллельно закладывает в картину ядреную начинку. Нехитрая мораль "Хищников" сводится к формуле – "В мире нет страшнее зверя, чем Гомосапиенс" или знаменитой фразе португальского писателя Жозе Сарамаго об иррациональности человеческой общины.

Если коммандос МакТирнана держались друг за друга до последнего вздоха, то наемники Родригеса отличаются куда большей прагматичностью, свойственной новому времени. Естественно, штампы про то, что "русские на войне своих не бросают", а японские самураи "предпочтут смерть в бою позорному бегству" оставлены сценаристом специально, чтобы ярче подчеркнуть разобщенность и культ единоличности современного общества, из последних сил цепляющегося за национальные стереотипы, противопоставляя себя как целое остальному "броуновскому" миру. Среди такой какофонии способен выжить только тот, кто лишен ненужных этнических пережитков, а также благодетелей, типа морали, товарищества и сострадания и обладает необходимой жестокостью и цинизмом. Именно такие хищники (нетрудно догадаться, кого на самом имеют в виду создатели ленты) имеют шансы на продолжение вида. Плавильный котел, рождающий сверхчеловека. Разлетающиеся брызгами фонтаны красной и зеленой крови, мордобой, убийства в стильной именной упаковке от маэстро современного эксплуатейшена идут полноценным довеском.

Разумеется, совсем в открытую Родригес транслировать подобные крамолы не желает, приделывая к ленте по-голливудски пафосную концовку с намеками на скорые сиквелы. Впрочем, если последние минут десять благополучно потерять на монтажном столе, то цены бы "Хищникам" не было. Но и такой вот латентный терроризм внутри сложившейся системы от друга Тарантино заслуживает самых добрых слов. А "Long Tall Sally" в заключительных титрах вызывает огромный прилив горячей ностальгии по тем временам, когда создатели боевиков не заморачивались на глубинных смыслах, а попросту разнообразно умерщвляли статистов и бликовали оком кинокамеры на блестящих от пота мускулов Слая или Шварца.


Наверх