Ежедневные Новости
Владивостока
65,81 ↑ USD
75,32 ↓ EUR
94,94 ↑ 10 CNY
21 октября
Воскресенье

Общество

Friends never say goodbye

"История игрушек: Великий побег": Дверь, куда больше не войти взрослому

Егор Лем

год - 2010

страна - США

слоган - "No toy gets left behind"

режиссер - Ли Анкрич

сценарий - Майкл Арндт, Джон Лассетер, Эндрю Стэнтон

продюсеры - Дарла К. Андерсон, Джон Лассетер

композитор - Рэнди Ньюман

жанр - фэнтези, комедия, приключения, семейный, мультфильм

сборы в США - $109 000 000

сборы в мире - + $44 800 000 = $153 800 000

сюжет

Вуди, Базз и остальные игрушки оказываются в детском саду после того, как их хозяин Энди уезжает в колледж.

Начатая еще пятнадцать лет назад знаменитая пиксаровская сага о говорящих игрушках закончилась, как и положено фильмам на тему взросления. Создатели трилогии с помощью приключений ковбоя Вуди и Co последовательно отслеживали все стадии роста ребенка. В первой части малыш Энди открывал для себя радость обладания новыми игрушками, но и учился бережно и с любовью относиться к старым, купленным ранее. Во второй, уже немного выросший парень начал увлекаться несколько иными вещами, нежели конструирование параллельных игровых реальностей, но все равно иногда возвращался к любимцам. И наконец, логическое завершение - пыльный сундук, в котором сложены герои вчерашних дней, и маячащий на горизонте колледж.

Ли Анкрич, для которого "Большой побег" стал первым самостоятельным проектом на студии Пиксар, снял на удивление герметичную классическую историю, лишенную постмодернистского мусора девяностых и нулевых. А заодно и закрытую от современных веяний в американском (и не только) обществе и очень похожую на последний мультик Хайао Миядзаки - "Рыбка Поньо на утесе". Третья и последняя "История игрушек" рассказана от лица ребенка, с соблюдением лексики и сохранением детского мировоззрения со своим сложноустроенным нутром. За духовную связь с работами японского мультипликатора в виде отсылки к каноническому персонажу, а заодно и к эмблеме студии Ghibli отвечает старый друг Миядзаки Лэссетер, на этот раз ограничившийся продюсированием ленты.

Все условно злодейские персонажи выглядят устрашающе - будь то фиолетовый осьминог, колючий гоблин или гигантский пупс, больше напоминающий Франкенштейна от мира детских игрушек. И когда побеждают хорошие герои, то плохиши получают по заслугам, отправляясь на "разборку" в детскую группу младшего возраста. Такое может произойти только в том случае, если все происходящее "срежиссировано" и "играизировано" ребенком. На это и намекают пиксаровцы, проводя параллель между основным действием и открывающей сценой "Игрушек". В мире ребенка нет понятий взрослых, нет четкого деления на добро и зло - есть пока любимые и нелюбимые игрушки. Одним приходится побеждать, другим проигрывать. А потом меняться в своей ипостаси, в зависимости от безграничного детского воображения. При помощи игр с ковбоями, космонавтами и динозаврами, дети постигают модель общества - что есть хорошо, и что есть плохо. Взросление воспринимается ими как отказ строить реальность при помощи былых сотоварищей.

"История игрушек" - рассказ именно о таком временном одиночестве, когда выросший и оперившийся ребенок вступает в мир взрослых, теряя одних друзей, но взамен приобретая новых. Это взрослые уже знают, что порой от игрушек невозможно отказаться в течение всей жизни, что и подтверждает окружающий мир, где понятия "кидалт" и "общество потребления" стали уже нарицательными. Но детям подобные общественные дефинации еще неведомы. Пиксаровцы, старательно охраняют территорию детства, эдакий заповедник, проводя подростковую инициацию и закрывая за бывшим мечтателем дверь в прошлое. И что самое поразительное, сами давно выросшие мультипликаторы бережно хранят ключ, изредка открывая проход всем желающим. И там, в своем прошлом, как и у Брэдбери, ничего нельзя поменять, а лишь молча, с замиранием сердца наблюдать за мирами, куда в обыденности вход запрещен.

"История", как и предыдущие работы Пиксара снабженная отсылками к классике (на этот раз, это оба "Побега" со Стивом Маккуином) к тому же история о крепкой дружбе, которую неспособен разрушить даже ураган. О том, что игрушки - своеобразное мерило развития ребенка и его отношения к окружающим. Вырастет ли он эгоистом или умеющим делиться и слышать других. Несуразные и старые любимцы у последних способны выигрывать конкуренцию у однообразных кукол типа Барби и Кена (пиксаровцы не устояли перед тем, чтобы поиронизировать над фетишами), навязанных детям миром взрослых, диктующим поведенческие стереотипы будущим членам общества. Из них не вырастут рядовые солдаты на службе брэндов и те, кто будет совершать бесплодные революции, в попытке свергнуть иго заветных товарных знаков. По крайней мере, на это очень надеются пиксаровцы. В это хотят поверить и зрители.

Детская, во многом наивная и идеалистическая трилогия "История игрушек" по потенциалу, безусловно, проигрывает последним "взрослым" анимационным хитам студии, но дает шанс увидеть, как растут наши дети, а главное самим поучаствовать в этой жизни. В любом случае, именно в детстве хорошие и плохие выбираются в соответствиями с игровыми ситуациями, а друзья никогда не говорят "прощай".


Наверх