59,44 ↓ 100 JPY
90,46 ↓ 10 CNY
64,22 ↓ USD
53,78 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 2 м/c
EN
20 сентября
Пятница

Общество

Как настоящий демократ будущий Евросоюз от тиранов спасал

"Робин Гуд": Величие легенды, превратившееся в политический абсурд и старческую немощь

Егор Лем

год - 2010

страна - США, Великобритания

слоган - "The untold story of how the man became a legend"

режиссер - Ридли Скотт

сценарий - Брайан Хелгеленд, Этан Рейфф, Сайрус Ворис

продюсеры - Майкл Костиган, Рассел Кроу, Брайан Грейзер

оператор - Джон Мэтисон

композитор - Марк Стрейтенфелд

жанр - боевик, драма

сюжет

История лучника армии Ричарда Львиное Сердце, который борется против нормандских захватчиков и становится легендарным героем, известным под именем Робин Гуд.

Когда Микеланджело Антониони на закате своей блистательной карьеры при помощи Вендерса снял картину "За облаками", а затем перед смертью поучаствовал в альманахе в трио с Кар Ваем и Содербергом, ни у кого не поднялась рука, чтобы бросить камень в мэтра, по объективным причинам сдавшего былые позиции. Итальянец давно заслужил свое место в истории кинематографа и не особо порывался напоминать о себе критикам и зрителям после второго инсульта.

Однако есть в истории кино и обратные случаи. Новый фильм подданного английской королевы Ридли Скота – показательный пример того, что понятие "пенсия" актуально и для творческих людей. Вписав свое имя в историю кинематографа благодаря космическому сай-фаю про злобного пришельца и одной из лучших экранизаций произведений фантаста Филиппа Дика, сэр Ридли впоследствии ни разу не смог повторить успеха первых лет своей долгой карьеры. Даже надежда всех пеплумов "Гладиатор", вознесший на вершину славы австралийского актера Рассела Кроу, лишний раз подтвердил, что старик выдохся окончательно (исключение, пожалуй, неплохая по потенциалу, но с убогой концовкой "Совокупность лжи").

"Робин Гуд", пятая совместная работа брутального Кроу и сэра Ридли, кино явно кризисное. Во-первых, наличие фильма объясняется только тем единственным фактом, что Расселу категорически идет играть перманентно небритых мущщин с супергероической харизмой. Во-вторых, классическая легенда о воре-лучнике подвергается такой жестокой кастрации (все конечно склонны называть это переосмыслением), что кажется, даже пересмешники Монти Пайтоны обошлись с Робином куда мягче и почтительнее, чем сэр Ридли. В третьих, яркий визуалист Скотт-старший похоже окончательно скатился в самоповторы и перепевки, что не в силах даже придумать что-то новое или в очередной раз выехать на старом-добром коньке, который выручал режиссера не один раз.

Почтенный киностарец при очередной реинкарнации истории об английском подпольщике-анархисте (зачем она нужна, смотрите пункт первый) похоже, увлекся рыцарским задором известного литературного мифолога Вальтера Скотта, перенеся действие картины в XII век, а Робина наделив аристократическим прошлым. В новой трактовке, Робин из Локскли благородный, а главное честный воин Ричарда Львиное Сердце. Разочаровавшись в тирании, будущий герой английского эпоса дезертирует из армии, но по пути прихватывает корону мертвого короля. Но не для того, чтобы ловко спекульнуть ей на французском рынке, а преследуя вполне благородную цель - отдать венец новому монарху Англии. И после дел ратных Робин превратится в великого отступника, воина и героя.

Допуская полную мешанину исторических фактов (здесь Скотту-старшему не удается искусно вывернуться, как это было в случае с древним Римом), режиссер через прошлое активно пытается запечатлеть на целлулоиде современную Европу, по кусочкам собирая свое политическое высказывание об истинной демократии. Но разумеется, немного покопавшись в предпосылках и истоках. Робин Локсли, активно размахивающий молотком в битве и постоянно по памяти и, не сбиваясь скандирующий политические лозунги, по сути, и является тем демократическим лидером, которого так не хватает объединенной Европе для полного единения (правда, между строк можно уловить даже коммунистические лозунги). Северные английские бароны, вступившие с королем в схватке за ратификацию знаменитой Хартии Вольностей (единая конституция Евросоюза), и Иоанн Безземельный, отказывающий своим вассалам в праве на свободу, прилюдно сжигающий важный документ, фактически являющийся собственностью семьи Локсли (здесь уже демократия и ее ценности находятся в опасности). Хорошо, что еще дело не доходит до преждевременной революции и свержения монархии (но зато есть неожиданная и смешная отсылка к МВФ).

"Робин Гуд" в какой-то степени генеральная репетиция сэра Ридли перед двумя приквелами "Чужого", начало большой истории, к сожалению, превратившейся в фарс. Скотт-старший, как приверженец большого стиля в кинематографе, автоматически наследует основные тенденции сегодняшнего времени – то, что было когда-то великим давно превратилось в трэш (Михалков не даст соврать), при этом излишняя серьезность только усугубляет положение режиссера, похоже поставившего задачу допустить как можно больше сценарных ляпов на единицу экранного времени (комиксовый злодей, долго умирающие рыцари, картонные второстепенные персонажи). Поэтому надуманные батальные сцены, с участием небольших по численности армий (средневековая Англия конечно в этом плане по масштабности сильно уступает древнему Риму) сняты максимально приближенно и даже местами кроваво, чтобы скрыть убогость режиссерской постановки.

Основные козыри Скотта подозрительно напоминают крапленые карты. Спилберг, Петерсен и Гибсон – особенно это отчетливо иллюстрирует финальная сцена, в которой песчаный пляж атакует большое количество деревянных лодок-понтонов с нормандцами, а в отпор им звучит оглушительный аккомпанемент ревущего знаменитое "НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!!" Рассела Кроу – все это один большой гвоздь в крышку гроба мертвого жанра. Любовная линия, необязательный придаток к основной истории, существует в картине лишь только для того, чтобы ее прокатчики смело могли написать на киноафише об участии в проекте сразу двух оскаровских лауреатов ("Tropic Thunder" в свое время красиво высмеял подобные корыстные проделки продюсеров). Хотя все могло быть иначе, если режиссеру хватило смелости умышленно сделать все происходящее абсурдом (что и так им является), тем самым, выведя историю к заоблачным высотам (например, Робин в итоге стал бы королем Англии). Но, не судьба, все серьезно, трагично и лубочно, как у Никиты Сергеевича.

Маститые голливудские студии, похоже, страдающие геронтофилией, пока не собираются списывать старика со счетов. В таком случае достойно уйти с арены у Скотта-старшего не получится, а, следовательно, Рассел Кроу сыграет у своего крестного как минимум еще одну роль, предназначенную актеру судьбой.


Наверх