59,55 ↑ 100 JPY
90,90 ↑ 10 CNY
64,43 ↑ USD
54,05 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+8° ветер 3 м/c
EN
20 сентября
Пятница

Общество

Герой кэмероновского "Аватара" отрубил голову российской топ-модели

"Битва титанов": Пленительные игры подсознания американского кидалта

Егор Лем

год - 2010

страна - США, Великобритания

слоган - "Легенды оживают в 3D"

режиссер - Луи Летерье

сценарий - Трэвис Бичем, Фил Хэй, Мэтт Манфреди

продюсеры - Кевин Де Ла Ной, Уильям Фэй, Линн Харрис

оператор - Питер Мензиес мл.

композитор - Рамин Джавади

жанр - боевик, фэнтези, драма, приключения

бюджет - $125 000 000

сборы в США - $64 055 000

сборы в мире - + $119 200 000 = $183 255 000

сюжет

Персей, сын бога, воспитанный человеком, не смог защитить свою семью от Аида, мстительного повелителя подземного мира. Теперь ему уже нечего терять, и он добровольно соглашается возглавить опасную миссию, чтобы одержать победу над Аидом до того, как тот отберет власть у Зевса и выпустит демонов подземного царства на Землю.

Возглавляя отряд бесстрашных воинов, Персей отправляется в рискованное путешествие по лабиринту запретных миров. Чтобы победить в свирепой схватке с жуткими демонами и злобными чудовищами, противостоять злому року и стать хозяином своей судьбы, он должен осознать и принять свою божественную силу.

Голливуд, охваченный кризисом идей, похоже, возвращается к практике переработки собственных фильмов в новые источники дохода. "Битва титанов" Десмонда Дэвиса, ставшая в 1981 году лебединой песней пластилиновых спецэффектов долукасовской эпохи и временным приютом для мужа Вивьен Ли и самой красивой девушки Джеймса Бонда, одной из первых подверглась переосмыслению. Еще бы, компьютерные технологии развиваются такими бешеными темпами, что классические ленты с их допотопным визуальным рядом меркнут даже на фоне сегодняшних среднестатистических блокбастеров.

Сюжет старых "Титанов" скроен из мифов о древнегреческом герое Персее, победившем Медузу Горгону и жуткое морское чудовище, тем самым, спасши красавицу Андромеду и заслужившем почет и славу среди соотечественников. Свежая "Битва", за небольшими исключениями, во многом копирует сюжетные ходы оригинала. Новым интерпретатором классической истории стал француз Луи Летерье, с детства почитавший творение Дэвиса, аки древние майя своего бога Куалопека. По совместительству Луи, замеченный и отмеченный Голливудом после первых двух частей "Перевозчика" с непотопляемый Джейсоном Стэтхемом, до этого экранизировал комикс про зеленого героя Халка так, что даже первая (и очень слезливая) часть под предводительством Энга Ли, столь ругаемая критиками и фанатами сабжа, стала восприниматься чуть ли не как шедевр. Если древние "Титаны" остались в сердце фанатов во многом благодаря неуместным спецэффектам и глупым, но очень милым сюжетным ходам (тот, кто видел первые экранизации историй про Синдбада-морехода, должен понять о чем речь), то новые, сшитые уже по другим меркам невольно или сознательно наследуют черты современного попкорн-кинематографа.

Персей, один из наиболее известных экшен-героев греческой мифологии (наряду с Гераклом, Ахиллом и Ясоном), незаконнорожденный сын бога Зевса и земной женщины Данаи, отправляется на поиски правды, обуреваемый жаждой мести. В этом ему должен помочь отряд воинов, набираемый по принципу, сформулированному еще в киноипостаси "Властелина колец". Фильм Летерье, по сути, и есть одна большая отсылка к канонической прозе Толкиена, запечатленной на целлюлоиде Питером Джексоном. "Братство кольца", помноженное на визуальные образы, придуманные еще гениальным умом Гильермо дель Торо (забавно, мексиканец также причастен к толкиеновской франшизе посредством готовящегося к съемкам под его руководством "Хоббита") в итоге приводят к самой глобальной профанации греческой мифологии, когда-либо производимой Голливудом. Если вспомнить недавнюю дорогостоящую трэш-поделку "Перси Джексон и похититель молний", несущую бремя ответственности и чувство вины за всю небогатую на события американскую историю, то тогда "Битва титанов" определенно страдает "эдиповым комплексом" (Джеймс Кэмерон благополучно открестился от его наследия в "Аватаре", вставив в сценарий одну всеобъемлющую, и как оказалось спасительную фразу про мать).

История Летерье, замаскированная под греческий миф (с персонажами, чьи имена звучат вроде как вполне правильно и привычно для уха поклонника мифологии - Горгона, Пегас, Аид или Посейдон) на самом деле оказывается рассказом о неспособности к элементарному взрослению определенного зрительского контингента и смене дешевых игрушек на более дорогие. Белоснежный, как свежевыпавший снег, Пегас, вдруг становится угольно-черным (словно новая марка машины), Кракен (кстати, существо из скандинавских мифов), превращается из неказистой пластилиновой игрушки, рисуемой богатым детским воображением, в бурлящий пикселями торнадо, напоминающий гигантских песочных червей из гербертовской "Дюны", а Горгона Медузы обзаводится внешностью российской топ-модели Натальи Водяновой (да здравствуют первые купленные выпуски журнала "Playboy"). Все это в большей степени гимн американскому кидалту, изучившему историю древней Греции по комиксам и голливудским блокбастерам, и столь нежно воспеваемому целой киноиндустрией. Просто каждый режиссер просит за свои труды определенное количество золотых монет. Он словно перевозчик Харон (Летерье повторяется, но в большей части сам того не замечая) предлагает так и невыросшим детям проплыть обратно во времени и пережить заново то, что трогало давным-давно. Просто теперь вместо обычной лодки появились размашистые тридэшные горки.

Учитывая, что французский режиссер горит желанием продолжить свою историю, нетрудно себе представить, что в следующих сериях Ясон оседлает немейского льва и поскачет разбираться с Шивой, а Тесей на пару с Минотавром ринутся осаждать неприступную Трою. Впрочем, это будет еще не скоро. По идее, надо, наконец, окучить злополучного Синдбада или хотя бы перезапустить героическую сагу о приключениях Геракла. Американцы предпочитают проверять на прочность свои детские воспоминания. За них они даже готовы простить режиссеру, в общем то дурацкое кино с нелепым сценарием и накачанным супергероем с мимикой и телодвижениями, отчетливо напоминающими аналогичные у урфинджюсовских дуболомов.


Наверх