59.14 ↓ 100 JPY
90.05 ↓ 10 CNY
63.85 ↓ USD
53.72 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 1 м/c
EN
21 сентября
Суббота

Общество

Как в Приморье нарушаются права адвокатов

Фото: images.yandex.ru
Как в Приморье нарушаются права адвокатов

При посещении СИЗО профессиональные права адвокатов и поддержание престижа адвокатской профессии – пустой звук

Адвокатская палата Приморского края (АППК) выражает обеспокоенность уровнем нарушения профессиональных прав адвокатов, возникающих при посещении ими следственных изоляторов (СИЗО). Проблемы с работой адвокатов в СИЗО были и раньше. И, следует заметить, что часть этих проблем была решения при активном участии руководства ГУ ФСИН по Приморскому краю. Раньше эти проблемы, в основном, касались маленького количества так называемых "следственных кабинетов" - тех помещений, которые предоставляются для работы защитника с обвиняемым или подсудимым. Так, если в 2007-2008 году в СИЗО № 1 г. Владивостока было предоставлено для адвокатов и общественных защитников 5 следственных кабинетов, то в настоящее время - 8; в СИЗО № 2 г. Уссурийска для адвокатов и общественных защитников в настоящее время предоставляются 4 кабинета.

Вместе с тем, в указанных учреждениях отсутствует разделение следственных кабинетов между адвокатами и общественными защитниками, что существенно затрудняет осуществление профессиональной работы адвоката. Поскольку свидание с лицами, находящимися в следственных изоляторах, как у адвокатов, так и у общественных защитников по времени не ограничено, то в случае предоставления следственного кабинета общественным защитникам, адвокат вынужден длительное время выжидать в сыром и холодном помещении, чтобы попасть в освободившийся следственный кабинет. Нужно отметить, что общественным защитником может стать любой человек, независимо от образования, главное, чтобы у него было желание оказывать помощь по защите. По сути, общественный защитник – это любой знакомый обвиняемого или подсудимого, который имеет право прийти к нему в следственный изолятор. Адвокат же – это юрист с узаконенным профессиональным статусом, чья работа является профессией и в которой он реализует свои знания. И за свою работу он несет полную ответственность. Однако и общественный защитник, и адвокат сегодня уравнены в правах, поэтому нередки случаи, когда адвокаты занимают очередь в следственный изолятор ранним утром или даже ночью. Это, впрочем, не является гарантией того, что свидание с подзащитным состоится. Причиной этому является отсутствие в следственных изоляторах отдельного кабинета для адвоката.

В то же время работники правоохранительных органов имеют преимущество в посещении лиц, содержащихся в следственных изоляторах. Они не стоят в очереди, а проходят беспрепятственно, так как в их распоряжении количество следственных кабинетов неограниченно, и которые зачастую бывают незанятыми.

Владимир Дроздов, вице-президент Адвокатской палаты Приморского края так прокомментировал происходящее: "С одной стороны, ситуация с очередями является нарушением права на защиту подозреваемых и обвиняемых, которые не могут воспользоваться правом, гарантированным уголовно-процессуальным кодексом: пользоваться услугами защитника и иметь свидания с ним наедине и конфиденциально, в том числе до начала производства конкретных следственных действий, без ограничений во времени и количестве таких свиданий. С другой стороны, описанная ситуация является нарушением принципа равноправия сторон, поскольку следователям предоставляется приоритет перед адвокатами в посещении подследственных и осужденных. Более того, хотелось бы обратить внимание на следующий факт, в следственных кабинетах для работников правоохранительных органов отсутствуют камеры видеонаблюдения, а в следственных кабинетах для адвокатов и общественных защитников таковые имеются. При такой сложившейся ситуации, кто может дать гарантию отсутствия технических средств для прослушивания и записи там, где находятся камеры видеонаблюдения?"

Также одной из проблем остается ограничение со стороны администрации следственных изоляторов в передаче документов по делу от адвокатов подозреваемым и обвиняемым и наоборот. Для этого требуется либо разрешение администрации, либо разрешение следователя. Получение такого разрешения занимает много времени. Кроме того, администрация, следователь могут отказать в передаче документов по надуманным причинам.

Однако осуществление адвокатом защиты подозреваемых и обвиняемых по уголовным делам невозможно без подготовки и передачи друг другу различных записей, проектов процессуальных документов, легально полученных копий материалов уголовного дела и т. д. Такая деятельность адвокатов является частью реализации законодательно возложенной на них функции защиты по уголовным делам.

Недопустима ситуация, когда реализация адвокатом своих процессуальных прав и обязанностей ставится в зависимость от желания или нежелания администрации следственного изолятора или тем более следователя, поскольку он является стороной обвинения.

Оказание квалифицированной юридической помощи – важная публичная функция, благодаря которой обеспечиваются как защита прав личности, так и решение задач, стоящих перед правосудием. Право на получение квалифицированной юридической помощи, как одно из наиболее значимых, закреплено в Конституции РФ, провозглашается в Международном пакте о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Соответственно, государство, гарантируя данное право, обязано создать надлежащие условия гражданам для его реализации, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам – для эффективного осуществления их деятельности.

В соответствии с законодательством свидание с защитником предоставляется при предъявлении по месту содержания обвиняемого ордера и удостоверения адвоката, при этом, никаких иных документов не требуется. Несмотря на указанное требование, следователи направляют в спецотделы следственных изоляторов письма, ограничивающие свидания с задержанными или арестованными, а также со списком определенных защитников.

Так, 15 сентября 2009 спецотделом СИЗО № 1 г. Владивостока адвокату Евгению Костюченко было категорически отказано в допуске к обвиняемому Виталию Береговскому. Мотив отказа – письменный запрет следователя. Данный отказ был обжалован адвокатом Костюченко в Следственное управление следственного комитета при Прокуратуре РФ по Приморскому краю. 07.10.2009 г. спецотделом СИЗО № 1 г. Владивостока адвокату Костюченко вновь было отказано в допуске к обвиняемому Виталию Береговскому со ссылкой на письменный запрет следователя.

Несмотря на то, что подобные письма следователей явно нарушают права подозреваемых и обвиняемых, и в связи с этим являются незаконными, тем не менее, они принимаются к исполнению сотрудниками спецотделов следственных изоляторов Приморского края.

Другим условием, препятствующим к осуществлению защитниками своих профессиональных обязанностей, являются нарушения закона со стороны дежурных служб. Даже в том случае, когда защитникам становится известно место нахождения подозреваемого и обвиняемого, должностные лица органов внутренних дел не всегда обеспечивают им право на свидание с ними.

Так, имеются случаи, когда дежурные службы территориальных органов внутренних дел или оперативных подразделений отказываются сообщить защитникам о том, что в их подразделениях находятся этапированные из следственных изоляторов лица, и соответственно не допускают с ними свиданий.

По мнению многих адвокатов, подразделение ОВД, расположенное в г. Владивостоке по улице Марченко, 40 представляет собой крайне закрытое учреждение, и адвокату практически невозможно пройти в него для осуществления своих функций.

Нельзя не упомянуть и то обстоятельство, что администрация следственных изоляторов, как г. Владивостока, так и г. Уссурийска категорически запрещает адвокатам проносить с собой в изоляторы для работы фотоаппараты, копировальные устройства, компактные компьютеры, диктофоны и т. д. Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство не только не запрещает адвокатам пользоваться техническими средствами, но, напротив, предусматривает право защитника пользоваться такими средствами. Непонятно, почему администрация вышеуказанных следственных изоляторов считает, что защитник, например, может записать слова своего подзащитного на бумагу и вынести их с собой из следственного изолятора, но не вправе записать их на диктофон.

Кроме того, при длительном нахождении в следственном кабинете, адвокат не может даже выйти в туалет, ему запрещено проносить для личного потребления воду, шоколад. Зимой в следственных кабинетах невыносимо сыро и холодно.

Вышеизложенное свидетельствует о необходимости урегулирования на законодательном уровне прав защитников, а также подозреваемых и обвиняемых. Необходимо обратить внимание на выполнение должностными лицами следственных изоляторов г. Владивостока, г. Уссурийска об исполнении принятых изменениях (Решение Верховного Суда РФ от 16.03.2009 г., Приказа МВД РФ от 15.07.2009 г.).


Наверх