59,14 ↓ 100 JPY
90,05 ↓ 10 CNY
63,85 ↓ USD
53,72 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+22° ветер 5 м/c
EN
21 сентября
Суббота

Общество

Кто отразился в новом зеркале Уайльда?

Фото: www.kinopoisk.ru
Кто отразился в новом зеркале Уайльда?

"Дориан Грей": Порок приобрел четкие очертания

Егор Лем

год - 2009

страна - Великобритания

слоган - "Молодой навсегда. Проклятый навеки"

режиссер - Оливер Паркер

сценарий - Тоби Финлэй, Оскар Уайльд

продюсеры - Пол Бретт, Саймон Фоусет, Александра Фергюсон

оператор - Роджер Прэтт

композитор - Чарли Моул

жанр - триллер, драма

сборы в мире - $12 650 209

сюжет

Молодой и невероятно красивый Дориан Грей приезжает в Лондон и попадает под влияние искателя приключений лорда Уоттона. Он внушил юноше, что секрет успеха и счастья Дориана — в его красоте, ведь она поможет получить все удовольствия мира. Дориан заключает сделку с Дьяволом. Юноша заказывает свой портрет, и теперь вся грязь его жизни, полной распутства и преступных страстей, будет пачкать и портить полотно, его же собственное лицо останется вечно юным и прекрасным.

Проскитавшись по свету в поисках наслаждений 25 лет, Дориан возвращается на родину. Захваченный врасплох сильными чувствами, он впервые понял ценность взаимной любви. Но на пути к счастью железной преградой встало темное и загадочное прошлое Дориана…

Посмотреть в зеркало, увидеть настоящего себя и ужаснуться... Если человек рискнет заглянуть в самые темные закоулки своей души и испугается увиденного, захочет ли он изменить себя в лучшую сторону или снова запрячет это в пыльный чулан, занавесив все покрывалом забытья?

Интересно, когда сэр Оскар Уайльд писал свое бессмертное произведение, догадывался ли он, как его будет чрезвычайно сложно адаптировать для зрителей сначала театральным, а потом уже и кинорежиссерам? Декадентский, аристократичный и мистический роман писателя не раз ставился на театральных подмостках и переносился на киноэкран. Были более-менее удачные случаи, случались и откровенные ляпы. Но по сути, многих интерпретаторов интересовала лишь молодость Дориана, даруемая судьбой взамен за его греховное падение. Не стал исключением и британский режиссер Оливер Паркер, до этого уже дважды сталкивавшийся с прозой своего именитого соотечественника и оба раза доказавший, что честь родного мундира не просто пустой звук. Но одно дело легкие и юморные пьесы, другое адаптация книги всей жизни писателя для современного зрителя.

Сделать Дориана Грея, таким, каким его задумал Уайльд невозможно в принципе. Книга, хоть и несет в себе старые как мир вопросы о смысле человеческого бытия в изящной форме нескончаемых двусмысленных диалогов, сегодняшнему зрителю, скорее всего, покажется скучной и чересчур нравоучительной. Роман за столетие обзавелся собственной душой, и чтобы проникнуть в нее и вывернуть наизнанку, надо быть как минимум Лукино Висконти или Дереком Джарменом. Калибром не меньше самого Уайльда.

Поэтому Дориан у Паркера разжился бэкграундом в виде истории со злобным дядей-садистом, стал совершать человеческие поступки (в романе он предстает в более неземном образе) и в итоге опустился до уровня обычного порочного представителя аристократии, а его портрет начал издавать некие утробные звуки и сочиться опарышами. Змей-искуситель лорд Генри из философа-декадента превратился в праздного гуляку, а художник Бэзил Холлуорд вместо возвышенного романтика с душой тончайшей выделки в нервного гомосексуалиста. Дориан больше не задумывается о природе своих поступков, а лишь потребляет и живет в свое удовольствие. Совращает старушек и смачно целуется с чернокожими слугами.

Разумеется, некоторая секуляризация оригинальных идей в экранизации Паркера была продиктована необходимостью сделать кино так, чтобы на него пошел, а главное понял зритель нового поколения, книгу не читавший. Поэтому бесследно канули в небытие многоуровневые разговоры об этике и эстетике, а на смену им пришли предельно ясные смыслы, четко расставленные акценты, добротный экшен и красивая картинка. Но любопытное дело, даже став в чем-то похожим на Гарри Поттера (новоанглийская гордость) и мистический ширпотреб, вроде "Видока" и "Из ада", новый "Дориан Грей", ободранный практически до костей, предстал в своем оголенном, каркасном виде.

Паркер, увлеченный созданием реалистичного викторианского Лондона с его роскошными особняками и затхлым дном, все же обратил внимание на самое главное зеркало ушедшей блистательной эпохи. Именно в одном человеке у режиссера сочетается блеск и гниль той Англии, владычицы полмира. Именно его имя становится синонимом порока, а через поступки становится осязаемым то, что у писателя подразумевалось между строк.

По этой причине Паркер переносит часть действия своего фильма в XX столетие, когда было придумано современное имя вакханалиям пышного, но пустого XIX века. Кино англичанина больше похоже на рентген книги. Зеркало, в котором отражается только то, что сделано, а не то, что только задумано. Плотью же к истории британского режиссера может послужить советская телевизионная постановка с Валерием Бабятинским и Юрием Яковлевым в главных ролях. Вообще странное дело – английская литература глубже всего читается и понимается именно в нашей стране. Об этом говорит лучший в мире Шерлок Холмс и одна из самых подробных экранизаций Уайльда. То, что намеренно упущено в угоду другому Паркером, добирается тандемом Надежды Марусаловой и Виктора Турбина. Но вот беда, советскую интеллигентность, помогающую создать атмосферность романа на сцене, на деле невозможно совместить с новоанглийским примитивизмом. Поэтому "Дориан Грей" для жителей 1/6 части суши послужит проверкой на специфический литературный консерватизм, как оказалось, не свойственный британцам, чьи не самые худшие представители режиссерской профессии по-своему переосмыслили классические сюжеты.

В этом случае лучше всего прислушаться к самому писателю. Его перу принадлежит произведение под обманчивым с виду названием "Как важно быть серьезным", наглядно демонстрирующее, что порой показная строгость проигрывает в споре очевидному юмору. Просто каждому свое.

Поделиться:

Наверх