Ежедневные Новости
Владивостока
65,81 ↑ USD
75,32 ↓ EUR
94,94 ↑ 10 CNY
22 октября
Понедельник

Общество

Телефонные паразиты

Марина Потапова

В семь утра в воскресенье в квартире моей мамы зазвонил телефон.

- Мама, ты не спишь? – голос в трубке был мужской и, как сказала потом мама, стонущий и невнятный. – Это я, Виктор. Мам, ты не волнуйся только, но я тут в аварию попал…

Здесь звонивший сделал тактически грамотную паузу – как раз для того, чтобы у моей мамы волосы на голове зашевелились от ужаса и волнения за сына.

- Что случилось? – спросила мама.

Звонивший не стал тянуть.

- Я девушку сбил, мама…

На этом месте моя мама чуть не заплакала… от облегчения. Она сразу поняла, что сейчас начнется тот самый развод, о котором много пишут в газетах и говорят по телевидению. Потому что мама точно знала, что мой брат не мог никого сбить – в половине пятого утра он уехал в Китай с тургруппой и быть за рулем не мог в принципе.

А в трубке стонущий голос продолжал:

- Нужны деньги, чтобы меня не посадили…

- Подожди, сынок, - сказала мама, - скажи лучше, как меня зовут.

- Мама, я головой ударился, я ничего не помню! Мама, меня могут посадить, нужны деньги.

- Но фамилию-то свою – Петухов – ты помнишь, - уточнила мама.

- Помню! – обрадовался голос. – Точно! Петухов!

На этом месте мама положила трубку. Перезванивать и развивать версию про амнезию стонущие голоса не стали. А маму еще какое-то время трясло. Хотя она все прекрасно понимала – умом. Но сердце, материнские инстинкты, чувства – все бушевало. Поднялось давление…

Вот именно за это я посылаю луч жесточайшей диареи и самые мерзкие слова тем, кто думает, что "разводилово" - удачный бизнес. Посылаю им множество самых отвратных пожеланий – от кучи бесенят за пазуху до импотенции навеки. Если к этим пожеланиям искренне присоединится еще какое-то количество народу, может, хоть одной телефонной сволочи не по-детски икнется? Очень бы хотелось…

Но на самом деле поговорить мне хочется о другом. Понимая, насколько бесполезно взывать к совести мошенников, я думаю о том, что они эксплуатируют. С одной стороны, да, самые чистые чувства – материнскую любовь, желание защитить свое дитя. С другой, увы, эти телефонные гады активно используют сформировавшуюся за последнее десятилетие в нашем обществе стойкую уверенность в том, что слова "милиция" и "взятка" по сути одно и то же.

Все верят в то, что оказавшийся на месте аварии инспектор первым делом предложит за определенную мзду если не замять вопрос, то сделать так, чтобы виновник превратился в пострадавшего. Все верят, что на любом этапе следствия за определенную сумму можно купить исчезновение улик, перемену показаний и экспертиз. Все верят, что некая сумма в кармане судьи – гарант нужного решения. Почему верят? А во что же верить еще, если взглянуть вокруг?

Не будем говорить о майоре Евсюкове и прочих "евсюченышах", которых за последнее время стало особенно много. Не будем говорить о том, что люди шарахаются от человека в форме. А поговорим, к примеру, о том, что относительная справедливость в стране возможна только тогда, когда хмуро шевелят бровями первые лица. Как с пожаром в "Хромой лошади", например. В первый день заявили, что к пожарным инспекторам претензий нет, через несколько часов мрачные премьер и президент проронили фразы об ответственности проверяющих, и – опа! – на следующий день арестовали и инспектора, и начальника местного Роспожнадзора. Спорим, что без сурово нахмуренных бровей этого могло бы и не случиться?

Вот именно это – то, что в стране вместо законности построена некая странная система, - и является самой главной отправной точкой для организации любых мошенничеств. Наша доверчивость тут едва ли не на последнем месте в списке причин…

И возможного улучшения ситуации впереди я не вижу. Грозных бровей премьера на всех не хватит. Во всяком случае, на слезы моей мамы точно. Поэтому… Будем бдительны! И давайте пожелаем телефонным паразитам… ну, кто чего может. Пусть им таки икается!


Наверх