Общество

27 июля 2007, 12:00

Как "Колечицкий" дипломатов на войну отправлял

В день Военно-морского флота "Н" поздравляют всех моряков. В том числе - суда и экипажи вспомогательного флота, без которого военные корабли существовать просто не могут!

Екатерина Федорова

Не так давно самый старший из нынешних капитанов на Тихоокеанском флоте Геннадий Киреев отпраздновал свой 72-й день рождения. За плечами у него множество долгих,  интересных, а порою - опасных и героических выходов в море.

Военным моряком стать не удалось

Вырос Геннадий Киреев в уссурийской непролазной тайге. После войны закончил семь классов, а в 1951 году попал в школу юнг, откуда после двухлетнего обучения его отправили работать на ТОФ. Сумел пробиться он и в военно-морское училище, а вот закончить его не удалось - отчислили за незначительную провинность из ТОВВМУ после третьего курса. Пришлось идти дослуживать "срок призыва" снова на ТОФ, аж на Чукотку!

Вернувшись после дембеля во Владивосток, устроился Геннадий Иванович третьим помощником на грузовое судно "Светлый", заочно учился в мореходке, росли опыт, ценз мореплавателя и должности...

Оправдал доверие

Тихоокеанский флот рос, пополнялся новыми судами, для которых нужны были кадры. В 27 лет Киреев стал капитаном кабельного судна КС-7, получив в подчинение семьдесят человек экипажа.

А в 1968 году молодого, но уже опытного моряка отправили в Ярославль принимать новый вспомогательный корабль ТОФ "Ишим", с ним Геннадий Киреев получил первую "боевую" задачу - обеспечить продовольствием эскадру советских кораблей в Индийском океане. Свою задачу "Ишим" и Киреев выполнили с честью, хотя сложностей было много: почти в тропиках на корабле, в сильную жару, без кондиционеров и с маленьким запасом воды служба медом не казалась! На "отдых" Киреев был отправлен в ГДР - принимать и перегонять киллектор КИЛ-35. С ним капитану вновь пришлось вернуться в Индийский океан.

Далее в подчинении у Киреева был большой танкер ТОФ "Алатырь", с которым было пройдено много боевых служб в Эфиопии, где приходилось подходить к берегу для швартовки - ночью и без света, чтоб не попасть под огонь сепаратистов...

Спасти пороховую бочку

В 1984 году произошло судьбоносное событие, которое в итоге осталось в судьбе замечательного человека как самое яркое жизненное впечатление. Тогда Геннадий Иванович перешел капитанить на танкер "Владимир Колечицкий".

- Я им долго командовал и самое интересное пережил вместе с ним, - рассказывает Геннадий Иванович. - В 1985 году вышли мы в рейс, и 13 января 1986 года в понедельник с десятью тысячами тонн топлива и с тысячей бочек бензина на палубе зашли в порт Аден (тогда Народно-демократическая республика Йемен, он же Южный Йемен, верный союзник СССР в арабском мире) - это огромный порт и бывшая английская колония в Саудовской Аравии. Подошли и видим: с моря ракетный катер стреляет по берегу, по президентскому дворцу. Потом подошло еще несколько катеров, спрятались за нами... А на берегу - нам-то хорошо видно: на домах, на вышках снайперы, бойцы с автоматами, гранатометами. И началась страшная стрельба...

В январе 1986 года в Южном Йемене произошла попытка государственного переворота. Насмерть сцепились две группы в руководстве страны - причем вооруженные силы поддержали одного лидера, а флот - другого. Положение осложнялось тем, что НДРЙ была буквально напичкана оружием - через Аден шло снабжение палестинского ООП Ясира Арафата. Да и вооруженные силы НДРЙ были велики не по доходам - страна погрязла в военных конфликтах с соседями. Резня в Адене унесла тысячи жизней. В эвакуации тысяч дипломатов, иностранцев и беженцев из Адена в Джибути принимали участие несколько случайно оказавшихся в районе судов, в том числе яхта английской королевы Виктории.


Я тут же доложил начальству об обстановке, нужно было срочно уходить, но нас к берегу поставили носом, тесно в бухте: не развернуться без буксира. А ситуация все накалялась: начали бить артбатареи, самолеты взлетели, рядом затонул десантный корабль. Потом по носу загорелся пароход - перевернулся, по корме горел еще один. А мы сидели как на пороховой бочке. Вот уже и танки пришли к берегу, стали бить по противоположному берегу прямо между моими мачтами! Один танк взорвался, и его башня перелетела через "Колечицкий".

...Это потом я узнал, что командир танковой дивизии приказал по "Колечицкому" не стрелять ни в коем случае, потому что танкер - бензиновая бочка: если попадут, то города больше не будет, как после ядерного взрыва...

Невозможное возможно

Баталия в бухте и на берегу Адена длилась долго. Три дня Киреев терпел (посол СССР в Адене никакой ответственности за разрешение на уход танкера из зоны конфликта на себя брать не хотел!). Да и сами дипломаты плохо понимали, кто с кем воюет, потом уже оказалось, что пошли стенка на стенку "сторонники" и "противники" арабской демократии. Вот бойню и развели, а НДРЙ тогда по количеству оружия, закупленного в СССР и всему свету, была посильнее Ирака! За время конфликта только в Адене было убито семнадцать тысяч человек: больше, чем за советских солдат за все время военных действий ограниченного континента в Афганистане!

- Я решил уходить из этого ада. Но была проблема: за высоким бортом "Колечицкого" прятались от танков ракетные катера, они предупредили, что если мы снимемся с якоря, то катера будут стрелять по нам, - продолжает Геннадий Иванович. - Уже потом мне многие моряки доказывали, что выйти в тех условиях из порта было невозможно. Но я-то вышел! Буквально на пятке танкер развернул, причем на корабле один винт всего, было бы два - проблем бы не было. В это время снайперы с берега все время стреляли по капитанской рубке, но стекло там бронированное, поэтому не попали...

А с якоря сниматься - на открытую палубу кому-то идти нужно! Я послал второго помощника, говорю, руби концы. Он ни в какую. Не пойду - убьют. Говорю ему: "Убьют - жене квартиру дадут, а если не полезешь, я тебя здесь зарою - и ничего она не получит!" Конечно, он понимал, что это просто слова, но в итоге полез, отрезал концы. Боцман по-пластунски выполз на палубу, включил лебедки, чтобы якоря выбрать...

Советники-дезертиры

Когда "Колечицкий" чудом вышел из порта, с ним была установлена прямая связь из Москвы. Звонил Кирееву лично министр обороны СССР маршал Андрей Гречко - и звонок министра был новым заданием для выбравшихся из ада. Гречко приказал Кирееву найти в море сбежавших из Йемена советских военных советников и вернуть их обратно в порт - контролировать ситуацию. Оказалось, что наши военные советники - два генерала и пятьдесят семь полковников - "позаимствовали" в порту пассажирские катера и - без семей, жен, детей - ушли из зоны конфликта в море. Но не рассчитали ребята - на катерах закончилось топливо, и они через несколько часов начали дрейфовать в открытом море, миль аж за сто пятьдесят от берега: без топлива, без воды...

- Нашел их, поднял на борт, доставил к берегу, дал трехдневный сухпай - и высадил на шлюпках, где берег не простреливался. Некоторые сильно сопротивлялись, воевать не хотели. Один даже плакал, но я все равно высадил, говорю: валюту получаешь - иди выполняй свой долг, - вспоминает Киреев.

А ему и экипажу "Владимира Колечицкого" про страх необходимо было забыть надолго: еще неделю шла бойня, а им пришлось под пулями работать, рискуя своими жизнями. На берегу, где продолжалась война, оставалось шесть тысяч беженцев, которых необходимо было на четырех семидесятиместных шлюпках и двух катерах перевезти на корабли: женщин и детей в буквальном смысле приходилось переносить на руках. Увозили людей в африканский порт Джибути, до которого десять часов ходу через Аденский пролив.

Награды не нашли героя

- За эту "эпопею" меня представились к званию Героя Советского Союза, сделали-то мы большое дело. Но у нас замполит немножко провинился в "женском вопросе" - мы его на танкере исключили из партии за, так сказать, попытку нехорошего факта с женщиной. А наверху, видимо, расценили так: Киреев наехал на замполита, значит, обижает партию. И ни награды, ни каких-либо поощрений я так и не получил. Потом по разнарядке на флот пришел орден Ленина, но его отдали другому человеку. А те самые военные советники - все получили награды и привилегии как участники военного конфликта! Дело в том, что нас, гражданских, нет в военных архивах - как мы участвовали в тех же конфликтах, никому не известно, и это общая беда всего вспомогательного флота, - сокрушается Киреев.

Сердце болит за ошибки Родины

Еще во многих горячих точках побывал Киреев, только поход длительностью более года у него было двадцать! А в спокойные воды он попал только во время перестройки, когда от неразберихи улетел работать в Грецию на огромном спасателе "Фотий Крылов", которого наши по ошибке отдали грекам, а потом судились за него. Платили на чужбине прилично, но там, где греку хорошо, русскому не сидится: вернулся домой. Сделал несколько рейсов на судне, перевозившем машины из Японии, но тоже быстро понял: не его это дело. И тогда снова пошел на "Иртыш", которого принимал с завода еще в 1990 году и который к 2001 году встал мертво у причала. Но, оставаясь капитаном плавучего госпиталя и имея сорок пять лет капитанского стажа, Геннадий Киреев востребован и на других кораблях. Его часто приглашают в рейсы: то принимать корабль с ремонта, то наставником к молодым капитаном. Вот и сейчас зовут его в рейс за границу. И ведь не откажется же! Пойдет в море!

- Опыт по-прежнему ценится, поэтому и приглашают, - признается Геннадий Иванович. - Помню страшную для меня буксировку, когда мы мощнейшие авианосцы продали на металлолом со всем оборудованием на борту. Мне тогда поручили их отогнать в Корею. Бог меня за это и наказал. В пути сильно прихватило сердце, сняли меня с корабля. Все потому, что напереживался сильно, жалко же было корабли!

Вообще все творящееся в нашей стране Геннадий Киреев пропускает через сердце. Отмечает, что подготовка моряков нынче слабовата, но молодым просто негде получить практических навыков - корабли-то в основном стоячие: "Сейчас много говорят о строящихся военных кораблях, подводных лодках. Вспомогательный же флот у нас не строится. А еще адмирал Кузнецов завещал, что на каждый боевой корабль должно быть построено три вспомогательных, но пока ничего не видно. В итоге сегодня "Иртыш" остался самым молодым вспомогательным судном на нашем флоте, а ему уже семнадцать лет!".

 

Другие новости рубрики

Во Владивостоке выбрали лучшего почтового оператора в краеВо Владивостоке выбрали лучшего почтового оператора в крае
сегодня, 15:20
Им стала представительница находкинского отделения "Почты России"
Во Владивостоке пройдет ежегодный проект "ART-кухня-4"Во Владивостоке пройдет ежегодный проект "ART-кухня-4"
сегодня, 13:10
Тема выставки – "Натюрморт"
Художник из Японии представит во Владивостоке всемирную выставку, посвящённую особой техникеХудожник из Японии представит во Владивостоке всемирную выставку, посвящённую особой технике
сегодня, 11:30
В Приморской картинной галереи пройдет выставка "Искусство для всех" японского художника Юкио Кондо

Последние новости

Отряд боевых кораблей ТОФ прибыл во ВьетнамОтряд боевых кораблей ТОФ прибыл во Вьетнам
сегодня, 21:10
Тихоокеанцы встретятся с представителями командования ВМС Вьетнама и руководством провинции Кханьхоа
Киберспорт станет официальной дисциплиной Азиады 2022 годаКиберспорт станет официальной дисциплиной Азиады 2022 года
сегодня, 17:40
К концу 2017 года количество людей, участвующих мероприятиях, связанных с киберспортом, достигнет 190 млн человек
В правительстве рассматривается вопрос об увеличении прожиточного минимума и потребительской корзиныВ правительстве рассматривается вопрос об увеличении прожиточного минимума и потребительской корзины
сегодня, 15:30
Вместе с этим эксперты рассказывают, что минимальные нормы потребительской корзины все еще остаются на низком уровне