Фоторепортажи

29 сентября 2015, 15:30

Чтоб я так жил или медицина на страже здоровья осужденных Приморья

Остается пожелать, чтоб такой же уровень медуслуг и качество обслуживания были доступны не только заключенным, но и рядовым гражданам

Единственная в Приморском крае и на Дальнем Востоке больница, оказывающая медицинскую помощь осужденным и подследственным, 1 октября отмечает 65-летие. С той поры прошло немало лет, есть вполне достойные достижения – это и квалифицированное оказание медицинской помощи, отличный кадровый персонал, мощная структура оказания психологической помощи сотрудникам пенитенциарной системы, создание условий пребывания, соответствующих международным требованиям. Коллектив больницы не собирается останавливаться на достигнутом и строит далеко идущие планы. О том, как живется и работается этому медучреждению, рассказывают ЕНВ.

Единственная в Приморском крае и на Дальнем Востоке больница, оказывающая медицинскую помощь осужденным и подследственным, 1 октября отмечает 65-летие. Хотя началось все значительно раньше.  В 30-х годах приказом НКВД СССР Дальлаг был разделен на два равноподчиненных ГУЛАГу  Управления – Хабаровский лагерь и Владивостокский лагерь (Владлаг). Последний базировался на станции Вторая речка на территории  ИТК-18. Разместить лагерь на Второй Речке пришлось в силу того, что заключенные могли работать в судоремонтных мастерских поблизости. Кроме того, они были заняты на погрузо-разгрузочных работах на станции Вторая Речка. Внутри периметра стали строить одноэтажные бараки, разделенные внутри на две половины, где в "хорошие" времена помещалось до 40 заключенных, а в плохие – в несколько раз больше.  И вот 1 октября 1950 года отдельный лагерный пункт № 1 был переименован в Областную больницу. Через 15 лет больница "переехала" на территорию СИЗО № 1, а в середине 70-х  ей присваивают статус Межобластной, и она становится основным учреждением для оказания медицинской помощи осужденным. Но просто содержанием под стражей уже дело не заканчивается. Главное, идти в ногу со временем и с миром.

Сегодня одна из главных тем в пенитенциарной системе России – содержание лиц, отбывающих наказание или находящихся под следствием, в достойных условиях, которые должны соответствовать европейским нормам. Отмена смертной казни и нормальные условия содержания арестантов – обязательные условия вступления в Евросоюз.

Понятие "нормальные" сегодня вызывает массу споров. Кто-то до хрипоты доказывает, что "вор должен сидеть в тюрьме", и условия пусть будут как в Азии. Особенно рьяно высказываются по поводу лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Оппоненты делают ставку на то, что Россия цивилизованная страна и люди, преступившие закон, должны лишаться свободы, но не человеческих условий пребывания за решеткой. И согласуется ли подобный гуманизм со справедливостью – тема бесконечная для суждений и дискуссий в обществе.

Но какое бы преступление не совершил сиделец, какое бы решение не вынес суд, как бы долго не тянулось следствие, он должен быть одет, накормлен и в случае необходимости получить медицинскую помощь. Причем, квалифицированную. Дело врача, в данном случае, не анализировать поступок пациента или оспаривать решение Фемиды, а устанавливать диагноз и лечить, т.е. медик  должен быть здесь беспристрастным, уверен начальник больницы ФКУ КБ ГУФСИН России по Приморскому краю Николай Сидоренко.

Краевая больница ГУФСИН на сегодня одна из крупнейших не только в регионе, но и в России - четыре соматических отделения: терапевтическое, хирургическое, туберкулезно-легочное и инфекционное, новое оборудование, отремонтированные палаты, в которых в общей сложности может находиться до 180 пациентов и почти 100 медработников. В какой-то степени можно позавидовать – нет очередей за талончиками на запись к тем или иным специалистам, дефицита лекарств, в случае необходимости можно воспользоваться современной методикой обследования и даже решить вопросы протезирования. Правда, протезы рук или ног заказываются в рамках госпрограмм для инвалидов, а вот протезирование зубов – услуга платная. Но, как говорится, за "ваши деньги любой каприз"  - будет приглашен врач, проведено обследование, изготовлены все необходимые бюгели, мосты, коронки, при этом  визитов может быть несколько.

 Не так давно краевая больница ГУФСИН пережила "вторую молодость". Глядя на фото, которые показывает всем Николай Сидоренко, не устаешь поражаться тому, какой большой был сделан объем работ, чтобы в итоге получилось то, что сегодня с гордостью показывают СМИ и проверяющим структурам, где удобно работать медикам и психологам, где получают квалифицированную медпомощь – от осмотра до оперативного вмешательства - осужденные и находящиеся под следствием.

Проблема владивостокского СИЗО – это ограниченность территории и возраст строений. Чтобы добиться желаемого результата во время ремонтных работ, подполковнику внутренней службы Николаю Сидоренко пришлось проявить задатки хозяйственника, воспитателя и чародея.

- Как говорят англичане, делать ремонт надо один раз и надолго. Делали все поэтапно, взвешивая каждый шаг. Ремонт обошелся в 600 тысяч рублей. Стройматериалы приобретались через конкурсные процедуры, а вот сами работы – кирпичную кладку, штукатурку, сантехнику, электрику и другие – выполняли наши "подопечные". Одни могли, а другие не могли, но научились, - с гордостью показывает свое пятиэтажное владение начальник больницы.

Больница ГУФСИН – это не только палаты и отделения, это еще и корпус для проживания осужденных отряда хозяйственного обслуживания. В этом отряде насчитывается 49 человек, часть содержится на обычных условиях содержания, часть - на облегченных, есть и пользующиеся правом бесконвойного передвижения.  Эти осужденные являются трудоустроенными, есть свои плотники, сантехники, повара, санитары, электрики, слесари. Рабочий день с 9.00 до 18.00.  Зарплата не менеджерская, но не ниже среднего прожиточного минимум по краю. Все они содержатся в трех спальных помещениях.  Конечно,  три звезды или даже хостел это не напоминает, но установлены типовые кровати, у всех новые спальные принадлежности, старые деревянные оконные рамы заменили на пластиковые, смонтированы системы отопления и электропроводки. Есть место для приема пищи, больше напоминающее небольшое кафе. На одного осужденного приходится 3,4 кв. м. жилой площади, что почти в 2 раза больше нормы положенности. В помещении, предназначенном для осужденных, находящихся на облегченном режиме, в ближайшее время появятся картины, аквариум, кондиционер. В комнате, где проживают лица, которые могут передвигаться без конвоя, а их тут двое, есть телевизор, на стене – картина, на подоконнике цветы.  "Право передвигаться без конвоя надо заслужить и заработать, - поясняет Николай Сидоренко. - Такое право предоставляет комиссия учреждения. Почти шесть месяцев "номинанта" изучает все службы, одно из условий – никаких тяжких статей, доверие администрации, самые морально ответственные.  Эти люди выполняют хозяйственные работы за стеной учреждения – вынос хозяйственного мусора, погрузка продуктов или груза, вывоз тела в морг". В общем, тем, кто под надзором, есть к чему стремиться.

Есть комната и для психологической разгрузки. Без этого учреждениям пенитенциарной системы никуда. Общение с психологом необходимы и самим сотрудникам УИС, и тем, кто отбывает срок. И неважно, работает ли он в хозобсулживании и лечится в стационаре. Среди пациентов встречаются не только с туберкулезом или язвой желудка, есть и с психиатрическими заболеваниями, склонные к членовредительству, суициду, деструктивному поведению. Это явные подопечные психологов. Но даже если нет подобного "клейма", к психологу всегда можно обратиться со своей проблемой, так сказать поплакаться в жилетку. Кому-то требуется ежедневное общение, а кому то достаточно и раз в квартал.

Стационар – это отдельное "царство" гудящих аппаратов, кварцевых ламп, хромированных деталей и белых халатов. Врачи здесь думают о здоровье своих пациентов, но при этом не забывают, что и они сами, и их подопечные находятся в особых условиях. В коридорах попадаются охранники, порой ничем не отличающиеся от медиков – халаты, маски, бахилы, шапочки.

Терапевтическое отделение, здесь можно пройти диагностику.  Вот пациент проверяет сердце. После проведения ЭКГ врач вынесет вердикт – либо шалит сердечко, либо нет поводов для беспокойства. Что касается "сердечных дел", то обследованию подлежат все пациенты старше сорока. Если выявляются какие-то отклонения, если есть какие-то сомнения, то идет дополнительное обследование. В случае надобности проведут УЗИ. Поимо сердца могут проверить сосуды вен и артерий, органы брюшной полости, плевральной полости. Если что, то и пол плода определят у беременных осужденных и подследственных, правда, вот рожают представительницы слабого пола в другом месте. В соседнем кабинете стоит офтальмологическое оборудование, с помощью которого врач может выявить глаукому, отслойку сетчатки, патологию зрительного нерва и т.д.  В штате больницы есть врач функциональной диагностики, который ставит  диагноз по результатам обследования, два квалифицированных терапевта ведут пациентов.  Кстати, на подходе эндоскопическое оборудование. А это значит, что у отделения появятся новые возможности в обследовании и лечении больных.

Туберкулезно- легочное отделение – название говорит само за себя. Раньше в крае осужденные с таким диагнозом, а их было где-то около 2,5 тысяч,  отбывали наказание в двух колониях. Но учитывая, что туберкулез – заболевание цикличное, число больных с таким диагнозом то увеличивается, то сокращается (а сейчас как раз в крае отмечена эта стадия), колония для осужденных с туберкулезными формами в Приморье теперь одна. И сейчас там отбывают наказание чуть меньше тысячи человек. Но те, у кого тяжелая форма заболевания, например, легочные кровотечения, или множественная или широкая лекарственная устойчивость, - пациенты этого отделения. Царь и бог этого отделения – таркальный хирург.  Для достижения положительных результатов, или чтобы не наступило ухудшения,  здешние медики проводят лечение по комплексной системе, осуществляют мониторинг используемых препаратов. Проще говоря, выявляют какие-то побочные эффекты,  возникающие осложнения. Такой подход позволяет свести на нет практически все осложнения. Но если и возникают, то  единичные, и они активно купируются.

Инфекционное отделение – это иной мир. Здесь больные живут своей жизнью, не пересекаясь с остальными пациентами стационара.  В марте следующего года отделение отметит свое 30-летие. Сейчас в отделении 35 койко-мест. Пациенты имеют разную патологию, но в основном это гепатиты, циррозы, ВИЧ.  Статистика такова, что сегодня в Приморье в местах лишения свободы более 500 человек с ВИЧ. Если есть необходимость, они получает специализированное лечение и  препараты по программе в полном объеме. Лечению ВИЧ-инфицированных в стенах этой больницы порой завидуют коллеги из других медучреждений.  Здешние медики, а это врачи-инфекционисты высшей категории,  используют более 15 препаратов, что позволяет комбинировать схемы лечения, формировать приверженность к употреблению препаратов,  отслеживать рецидивные воздействия препаратов уже на начальном этапе их применения. А еще здесь делают анализы на иммунный статус и вирусную нагрузку.  Медики "вольных" клиники о таком и не мечтают, у них в ходу препаратов почти в 3 раза меньше, что значительно сокращает число комбинаций при определении курса лечения.  Палаты в этом отделении полностью боксированные палаты, в помещении есть санузел, подается холодная и горячая вода.

Хирургическое отделение  - о нем здесь говорят с неприкрытой гордостью. Раньше в отделении была только одна операционная, и операции осуществлялись в плановом порядке. В 2014 году была отремонтирована и оснащена вторая операционная, и теперь процесс этот значительно ускорился. Медики работают в весьма комфортных условиях, к их услугам современное оборудование. Взять, например, многофункциональный стол – он позволяет менять положение оперируемого, хоть поднимать и опускать, хоть поворачивать. Установлены многофункциональный светильник, наркозный аппарат, коагулятор. Спектр проводимых операций весьма широк – от обычной резекции желудка вплоть до ампутации конечностей. Оперируют здесь так же врач-гинеколог, врач-онколог и челюстно-лицевой хирург.  Последний делает шинирование, убирает базалиомы и другие образования, в случае показаний производит онкологические операции.

С чем чаще всего попадают на операционный стол осужденные и подследственные? "Как и во всем здравоохранении, чаще всего это аппендиксы, грыжи, перформативные язвы желудка, двенадцатиперстной кишки, кишечная непроходимость. Есть такие моменты, когда злоумышленники, дабы провести несколько дней в стационаре, "отдохнуть" от отрядной жизни, оттянуть судебные заседания,  что-то глотают, тогда идет речь о резекции желудка или эндоскопии", - рассказывает начальник филиала МСЧ-25 Татьяна Дроздова. В стенах этого отделения за 6 месяцев текущего года провели более 140 специфических операций, более 40 по экстренным показаниям. "Бывает, что по ряду показаний пациенту необходима помощь сосудистого хирурга или нейрохирурга. В таких случаях мы активно сотрудничаем с органами гражданского здравоохранения, и этих пациентов вывозим в гражданский сектор и выставляем надзор. Но такие случаи единичны. За полгода такой случай был только один раз, требовалась помощь сосудистого хирурга, речь шла об операции при остром тромбозе", - пояснила Татьяна Дроздова.  

Небольшое лирическое отступление. Умышленное нанесение увечий самому себе или выяснение отношений между заключенными.  Т.е. речь о поножовщине или глотании колюще-режущих предметов.  Тут воображение основывается больше на рассказах, книгах и фильмах. Но оказывается, уже все давно совсем не так. "Поножовщина  сейчас– штука редкая. Что касается проглатывания предметов, то в последнее время желающих оказаться на больничной койке с таким диагнозом стало меньше на 40%, - рассказывает начальник больницы ФКУ КБ ГУФСИН России по Приморскому краю Николай Сидоренко.  – Раньше, таковые пациенты у нас появлялись  с завидным постоянством – один-два раза в неделю. Но мы нашли на них управу – стали подавать в суды на данную категорию осужденных, дескать, он умышленно гробит свое здоровье, а государство должно тратить на его "развлечения" бюджетные деньги. Суды выигрывали, так что сложилась отличная практика. И чтобы другим неповадно было, мы стали доводить эту информацию до сотрудников и спецконтингента. Не сразу, но постепенно количество таких случаев сократилось.  Кроме врача-хирурга к делу подключаются еще психиатр и психолог, и пациент с колюще-режущими "развлечениями" ставится на профилактический учет. Правда, не все воспринимают  последствия своих "потешек", есть такие, кто глотает и по два раза, и по пять. Но это уже пациенты психиатра в индивидуальном порядке".

Еще один нюанс работы медучреждения – это работа с адвокатами. Они, как и положено, горой стоят за своего подопечного и пытаются использовать любые моменты, чтобы облегчить его участь. Касается периодически эта деятельность и медобслуживания. Адвокатура  не столько сетует по поводу правильности или неправильности лечения, сколько бывает недовольна тем объемом предоставляемых медицинских услуг . "Я ж не пытаюсь работать адвокатом, у меня нет профильного образования. А адвокат, который не разбирается в медицине, считает, что все понимает в этой области. Если есть необходимость консультаций специалиста, а у нас его нет, то мы привлекаем  коллег из  муниципального или краевого здравоохранения. Бывают случаи, когда больных вывозим на консультацию за пределы СИЗО, а бывает, что медиков привозим к нам. Но этот вопрос всегда решался", - подчеркивает Николай Сидоренко.

Перечню специалистов может позавидовать даже больница гражданского сектора. Здесь есть терапевт, хирург, таракальный хирург, офтальмолог, фтизиатр, дерматолог, лор, стоматолог, инфекционист, гинеколог, всего в штате медучреждения 120 человек – врачей и медсестер.  

Кстати, некоторые медики больницы не просто врачи, они еще и офицеры. И если со стороны заключенного или осужденного проявятся какие-то поползновения в отношении безопасности человека в белом халате, какое-то неадекватное поведение, то врач может и силу применить, и спецсредства пустить в дело.  Полковник Сидоренко, постучав по деревянному столу, отметил, что за 20 лет его службы в стенах данного учреждения подобных инцидентов не было ни разу, хотя по стране они имеют место быть.

Но вернемся к медобслуживанию и лечению. Бывают случаи, когда необходима консультация узкого специалиста. Тогда пациентов СИЗО записывают на консультацию к гражданскому врачу по паспорту и полису, вывозят его с надзором, далее следует консультация, врачи расписывает план лечения, дополнительного обследования, в медики СИЗО уже четко выполняют инструкции. В случае необходимости визит повторяют.  Если надо, то организовывают обследование с помощью МРТ или КТ. Да, процедура платная. Но российское законодательство позволяет заключать разовые договоры на такие услуги. Кстати, занимаются здесь и оформлением инвалидности для "подопечных", правда, не пациента везут на МСЭК, а комиссия в полном составе наносит визит в медучреждение  ГУФСИН. В случае ампутации конечности  ампутанта вывозят в протезно-ортопедическое предприятие, где ему подбирают или изготавливают протез.  Ставят отбывающих наказание или подследственных и на высокотехнологичные операции, например замена суставов, сложные нейрохирургические операции. Вывозили на операции и в медцентр ДВФУ, и в другие регионы России. Так, в прошлом году больную с опухолью головного мозга оперировали в Красноярском крае. Но запись на такие операции делается с учетом выделяемых Департаментом здравоохранения края квот.

Нет проблем у медучреждения и с лекарствами, которые необходимы и жизненно важны. Все поставки осуществляются в срок в соответствии с оформленными заявками. Если у пациента, например, сахарный диабет, то он находится в общероссийском перечне и лекарство ему выделяется в рамках федеральной программы. Если же необходимо какое-то специальное лекарство, не предусмотренное льготными категориями и списками, то больница проводит его закупку, федеральный закон N 44-ФЗ  "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" позволяет это делать. Даже для одного пациента, когда речь не идет об оптовых партиях. Кстати, огульно большими партиями медики перестали покупать препараты – это не выгодно. Несмотря на узость их применения, есть и сроки ранения, и не факт, что если одному этот препарат подошел,  то и другому от него будет польза. Поэтому уже давно в работе заключение индивидуальных договоров на лекарства для конкретного пациента.

Что дальше? Какие планы у руководства больницы ФКУ КБ ГУФСИН России по Приморскому краю? Планы есть кабинетные, а есть масштабные. Что касается первых, то здесь стоит задача привести в соответствие всем лицензионным требованиям флюорографический кабинет. Еще руководство настроено улучшить условия труда сотрудников больницы,  медико-санитарной части и тех, кто обеспечивает режимно-оперативную и хозяйственную деятельность.  

Масштабные планы выглядят несколько по-иному.  Разговоры о переносе СИЗО приобретают более реальные очертания. В следующем году начнется работа над проектом и сметной документацией, а в 2019 году планируется уже начать строительство нового следственного  изолятора. "Надеюсь, что эта территории останется за краевой больницей. Мы - отдельное учреждение, мы не зависим от СИЗО. И очень хотелось бы, чтобы на этой территории государство  построило хорошую больницу. Не на 180 коек, а на 500 -700. Чтобы принимать на лечение осужденных пациентов со всего Дальнего Востока", - озвучил свои мечты Николай Сидоренко. Его, как руководителя, и государственного человека понять можно. Взять, например, Хабаровский край – там все лечение и оперативное вмешательство проводится в муниципальных или краевых больницах. А это не просто отвези туда пациента, но еще и обеспечь ему круглосуточный контроль и охрану. Так что, в "дозор" выходят не только охранники, но и сотрудники управления. Нагрузка сумасшедшая. И регионы стараются тяжелобольных, у кого будет длительный период пребывания в стационаре, переправить во Владивосток. Сюда же потоком идут и представительницы слабого пола из ИК-12 в Хабаровском крае, Это единственная в регионе колония для женщин-второходов. Поэтому планы и заботы Николая Сидоренко по расширению  больницы вполне понятны.

Остается надеяться, что такое качественное обслуживание – быстрая запись к узким специалистам, дорогостоящие процедуры за счет бюджета, консультации и лечение без очереди, отсутствие дефицита лекарств и медпрепаратов, оформление инвалидности без бесконечных простаиваний в очередях будет доступно и по времени и по финансам. Причем, доступно не только тем, кто совершил преступление,  был по суду приговорен к лишению свободы или находится под следствием,  но и обычным гражданам, независимо от того живут ли они в городе или глубинке.

Метки: заключенные, медицина, Приморский край, ФСИН

 

Другие новости рубрики

Во Владивостоке прошла творческая встреча с Владимиром СтаровойтовымВо Владивостоке прошла творческая встреча с Владимиром Старовойтовым
13 января 2017, 11:20 2
Живописец презентовал две книги
В Бенгальском заливе завершились российско-индийские учения "Индра Нэви-2016"В Бенгальском заливе завершились российско-индийские учения "Индра Нэви-2016"
23 декабря 2016, 18:00
В ходе заключительного третьего дня российские и индийские боевые корабли разыграли в море встречный бой
О блокчейне, курсе доллара, отмывании денег и есть ли дело обычным американцам до России?О блокчейне, курсе доллара, отмывании денег и есть ли дело обычным американцам до России?
08 ноября 2016, 15:30 1
Эксперт-финансист Александр Ивашкин о вероятности порождения блокчейном цифровой революции в США и в мире

Последние новости

Объявлен шорт-лист "Серебряного Лучника" - Дальний ВостокОбъявлен шорт-лист "Серебряного Лучника" - Дальний Восток
вчера, 21:20
В шорт-лист регионального конкурса в области развития общественных связей вошли 18 проектов
Долги по зарплате перед рабочими "Радиоприбора" снизят за счет продажи непрофильного имуществаДолги по зарплате перед рабочими "Радиоприбора" снизят за счет продажи непрофильного имущества
вчера, 20:00
Это стало главной темой обсуждения двусторонней встречи Губернатора и Прокурора Приморского края

От первого лица

Самые популярные

Горячие обсуждения

13.01.2017 11:20

Все комментарии

Метки

авто администрация Владивостока Артем бюджет Владивосток выборы ГИБДД Дарькин депутаты детские сады дороги Дума Владивостока ЖКХ интернет кино Китай кризис Луч-Энергия Медведев милиция Приморский край прокуратура Путин Пушкарев Саммит АТЭС-2012 строительство суд убийство УВД футбол

Все метки